Марш солидарности в Париже 12 января

«Мы должны быть вместе ради наших детей!»

Корреспондент «НВ» побывала на «Марше солидарности» в Париже – самой массовой манифестации в новейшей истории Франции

Сотни тысяч людей заполонили улицы главных городов Франции, чтобы принять участие в «Марше солидарности» против страха, насилия и терроризма. Во французскую столицу съехались десятки глав государств из Европы и не только – выразить поддержку французскому народу. На один день Париж фактически стал столицей мира.

В полдень площадь Республики уже наводнена толпой. Людские потоки стекаются сюда, как реки в море. Волнами над людьми развеваются флаги Франции, Бельгии, Испании, Туниса, Марокко и других стран. В руках каждого шелестят распечатанные на чёрном фоне плакаты «Я Шарли». Люди стихийно кричат: «Свобода! Свобода!» Каждые десять минут лёгким бризом налетают на участников «Марша солидарности» звуки «Марсельезы».

Памятник Республике в центре этого людского наводнения похож на военный трофей, захваченный толпой: он расписан со всех сторон надписями «Мы Шарли!», «Свободу не убьёшь!», «Шарли: я думаю, значит, я существую». Огромный карандаш с надписью Free (англ. «свободный») и We are not afraid (англ. «Мы не боимся») сначала плывёт на руках к памятнику, а потом медленно поднимается на пьедестал рядом с аллегорическим изображением Республики. Около тридцати молодых людей забрались на памятник и, размахивая флагами и руками, скандируют: «Кто вы? Кто ты?» – а толпа отвечает в такт: «Мы – Париж! Мы – Франция! Мы все – Шарли!»

К часу дня на площади уже так много людей, что становится сложно двигаться вперёд. В лучах солнца люди улыбаются друг другу, обмениваясь дружескими взглядами. Их переполняет энтузиазм, они опьянены эмоциями, чувством поддержки единых идеалов. Женщина рядом со мной буквально светится от чувств.

– Мы переживаем исторический момент, – утверждает она. – Я горжусь тем, что мы стоим все вместе, стеной, чтобы сказать «Нет, нет, нет!» этим террористическим актам. Мы должны быть вместе ради наших детей!

Она пришла в центр Парижа вместе со своей дочерью. У девчонки-школьницы горят глаза, она улыбается, и, когда я спрашиваю её, зачем она здесь, она отвечает как взрослая:

– Здесь происходит что-то очень важное, что все мы будем помнить. Мы проживаем историю.

Рядом с ними – пенсионер, накинувший флаг Франции на плечи, как мушкетёрский плащ.

– Это Франция, которую я люблю! – говорит он, показывая на памятник в центре площади. – Мы все вместе, и нет конфликтов, нет разделений, нет классов. Мы все равны перед республикой. Да здравствует Франция!

Французы действительно показывают, что они могут быть солидарными. В воскресенье все религиозные, политические и социальные противоречия оказались забыты по всей стране. У всех на устах – слова объединения, некоторые написали их на своих самодельных транспарантах. Недалеко от меня на чёрном траурном плакате белым мелом выведено: «Я – Ана, Шарли, Ахмед. Мне 45, 72, 42 года. Я – католик, мусульманин, еврей. Я – человечество!» Рядом кто-то поднимает другой плакат, на котором нарисована ручка и под ней надпись: «Должны течь чернила, а не кровь!» Я вспоминаю девиз Франции: «Свобода. Равенство. Братство», который в эти дни звучит искренне как никогда.

Отдельными островками в толпе я вижу собравшихся в маденькие группы или пришедших большими семьями евреев. Их легко идентифицировать по кипам на голове, и некоторые держат в руках листы бумаги с надписями: «Я Шарли. Я еврей». Девушка Ханна повышает голос, чтобы перекричать толпу, которая снова начала петь «Марсельезу», чтобы сказать: «Террористы, варвары хотят, чтобы мы боялись, чтобы мы молчали, но нет, мы защищаем республику!»

На окраине площади дети выводят мелками на асфальте: «Я Шарли». Мальчик отвлекается и отвечает, что он думает по поводу происходящего.

– Они убили несколько человек, – говорит он. – Но, может, они не знали, что именно было нарисовано, что это были просто рисунки. Иначе они бы не убили за рисунки…

На близлежащих улицах я вижу и мусульман, которые тоже решили принять участие в «Марше солидарности» со всеми остальными. На мои изумлённые реплики они спешат заверить, что трагедия, произошедшая в Париже, должна объединять людей, а не разделять.

– А что здесь удивительного? – вопрошает молодой человек, пришедший сюда со своими друзьями и родственниками. – Мы же прежде всего французы! Не имам меня подтолкнул прийти сегодня на площадь, а понимание того, что я француз!

Студент Бенуа, изучающий французскую литературу, идёт на площадь с самодельным плакатом: «Есть Вольтер. И есть Шарли».

– Вольтер был символом свободы слова своего времени, – поясняет он. – А Charlie Hebdo станет символом свободы слова в наши дни. Понимаете, юмор невозможно убить!

«Марш солидарности» проходит от площади Республики по бульвару Вольтера к площади Нации. И каждый шаг вперёд начинает наполняться особенным смыслом. Осмысление прожитых событий становится лейтмотивом этой недели. Все французы ищут и находят в событиях свои ответы, определения и делают свои собственные выводы. Но прежде всего они гордятся тем, что живут в свободной стране, и хотят показать всему миру, что готовы выступить на защиту идеалов Французской Республики.

В то время как люди собираются на правом берегу Сены, несколько десятков лидеров различных государств и представителей власти один за другим прибывают в Париж. Перед входом в Елисейский дворец их лично встречают президент Франсуа Олланд и министр иностранных дел Лоран Фабиус. Российская делегация, возглавляемая главой МИД РФ Сергеем Лавровым, прибывает в Елисейский дворец ровно в два часа на машинах с флажком России. После сравнительно нейтрального рукопожатия никто не останавливается для официальных фотографий.

К трём часам дня в трёх автобусах лидеров государств и политических деятелей привозят на бульвар Вольтера для участия в торжественном «Марше солидарности». Толпа аплодирует прибывшим автобусам. Все выстраиваются в одну чёрную траурную линию и постепенно начинают двигаться вперёд.

300 метров исторической демонстрации солидарности. Впереди идут близкие и родственники погибших в терактах. Некоторые плачут, но, несмотря на нахлынувшие чувства, идут вперёд рука об руку. За ними – около двух сотен официальных лиц. Каждую минуту колонна вынуждена останавливаться для обеспечения безопасности её передвижения. Фотографы пользуются этими минутами, чтобы потом написать свою фотоисторию событий. Несколько первых минут марша Пётр Порошенко стоит в первой линии, как и Николя Саркози, – в одном метре от Франсуа Олланда, – но их быстро оттесняют на второй план. На первых обложках журналов и газет уже в понедельник красовались фотографии Франсуа Олланда, идущего рука об руку с канцлером Германии Ангелой Меркель и президентом Мали Ибрагимом Бубакаром Кейта.

Сегодня все комментаторы говорят о том, что это был момент солидарности всех стран, потому что даже политические противоречия Израиля и Палестины оказались в тени трагедии: на марше в одной линии идут премьер-министр Израиля Беньямин Нетаньяху и глава Палестинской национальной администрации Махмуд Аббас. Кроме того, Европа показала миру, что она до сих пор едина и сплочена: в этой же чёрной траурной линии идёт премьер-министр Великобритании Дэвид Кэмерон, глава правительства Испании Мариано Рахой, премьер-министр Италии Маттео Ренци и лидеры Евросоюза Жан Клод Юнкер и Мартин Шульц. Все они идут рука об руку. И толпа аплодирует участникам кортежа.

Дойдя до площади Вольтера, политики уезжают обратно на автобусах, а президент Олланд оставляет их, чтобы подойти к первой группе участников марша и выразить им свои соболезнования. Он протягивает руки семьям убитых, и это тоже знак единой нации: среди них – французы-католики, французы-евреи, французы-мусульмане. Нет официальных речей. Проходит всеобщая минута молчания. После неё Франсуа Олланд говорит, что в этот день «Париж стал столицей мира».

только факты

• Все политические партии объединились в воскресенье, кроме Национального фронта, отказавшегося без официального приглашения участвовать в парижском «Марше солидарности». Лидеры этой партии вместо этого провели «марши справедливости» в городе Мец (вице-президент партии Флориан Филиппо) и в городе Бокэр (сама Марин Ле Пен).

• «Марш солидарности» 11 января уже вошёл в историю как самая массовая народная манифестация в истории Пятой республики. В последний раз президент участвовал в подобном марше 25 лет назад. А в последний раз вся Франция мобилизовалась в таком масштабе сразу после освобождения Парижа в конце Второй мировой войны. На площади главных французских городов вышли примерно 4 миллиона жителей, в том числе 1,5 миллиона – только в Париже.

• Для организации безопасности «Марша солидарности» было выделено более 5500 полицейских и военных в Париже и пригородах столицы и около 1900 человек – в остальных регионах Франции. К ним присоединились пожарные, спасатели, ассоциации по гражданской защите, 20 спецбригад и 56 команд мотоциклистов Парижа. Для защиты международного «Марша солидарности» все близлежащие улицы были перекрыты, расставлены снайперы на крышах домов на протяжении всех 300 метров шествия международных лидеров.

• Бернар Казнёв, министр внутренних дел Франции, в своей официальной речи после встречи с европейскими коллегами рассказал о возможности частичной отмены свободы перемещений между странами Шенгенской зоны. По его словам, лидеры ЕС должны «документально зафиксировать изменение в правилах работы границ зоны Шенгена. Это позволит нам эффективнее пользоваться её компьютерными базами во время прохождения границы лицами, пользующимися правом на свободу перемещения».

 // Елена Развозжаева, собкор «НВ» во Франции. Фото AFP

http://nvspb.ru/tops/my-doljny-byt-vmeste-radi-nashih-detey-56372
13 января 2015

 

Leave a Reply

Your e-mail address will not be published. Required fields are marked *

*